Факты

Если бы годы жизни кардинала Джузеппе Меццофанти пришлись на период существования Книги рекордов Гиннесса, то ему, несомненно, принадлежала бы там одна из самых почетных записей: есть свидетельства того, что кардинал Меццофанти владел в совершенстве тридцатью восемью языками, среди которых были древнееврейский, арабский, халдейский, коптский, древний и новый армянский, персидский, турецкий, албанский, мальтийский, древний и новый греческий, латынь, итальянский, испанский, португальский, французский, немецкий, английский, иллирийский, русский, польский, чешский, венгерский, китайский, амхарский, хинди, баскский, валлахский и др.

 

Еще на тридцати языках он говорил, но не так свободно, кроме того он владел пятьюдесятью диалектами указанных языков.

Самый великий полиглот
Величайший из полиглотов, родился 19 сентября 1774 в Болонье в семье бедного плотника. В школе помимо классических языков он изучал испанский и немецкий языки, мексиканский и некоторые южно-американские диалекты испанского (с помощью бывших иезуитов, изгнанных из Америки).

Помимо страстного увлечения науками он обладал феноменальной памятью, так что в возрасте двенадцати лет смог приступить к изучению трехгодичного курса философии, который был закончен им публичной защитой диссертации. Изучение богословских наук завершилось столь же замечательно в возрасте, когда он еще не мог принять сан священника, так что сначала он посвятил себя изучению восточных языков. В 1797 году Меццофанти был назначен на кафедру древнееврейского языка в Болонском университете и в том же году принял сан.

После установления Цизальпинской республики (зависимое от Франции государство, основанное Наполеоном Бонапартом и впоследствии превращенное сначала в Итальянскую республику, а затем в Итальянское королевство) он отказался принести присягу, потерял кафедру в университете и был вынужден зарабатывать на жизнь частными уроками.

После сражений 1799 и 1800 годов (в ходе наполеоновских войн) госпитали Болоньи были заполнены ранеными почти всех европейских национальностей, и Меццофанти, помогая страждущим в качестве священника, одновременно использовал возможности практиковаться в уже знакомых языках и изучать новые.

В 1803 году он был назначен ассистентом библиотекаря институтской библиотеки, а позже – профессором древнееврейского и древнегреческого языков, получив, таким образом, материальную свободу.

В 1806 он отклонил приглашение Наполеона обосноваться в Париже, кафедра восточных языков была закрыта, а Меццофанти получил в виде компенсации содержание в размере 1000 лир, но в 1815 году он стал университетским библиотекарем и вновь занял кафедру.

Помимо изучения языков, чему он отдавал много часов днем и ночью, он посвящал себя изучению этнологии, археологии, нумизматики и астрономии. Кроме того, он несет свою священническую миссию и его часто называют исповедником иностранцев.

В 1831 году он среди тех депутатов, которые отправились просить папского прощения от имени города Болонья за неповиновение, и папа, повторяя приглашение Пия VII 1814 года, просит Меццофанти остаться в Риме и направить свои ученые труды непосредственно на служение Святому Престолу.

На этот раз скромный священник после долгого сопротивления принимает это приглашение; вскоре он получает титул прелата и должность каноника в церкви Санта Мария Маджиори, а позже переводится в Собор Святого Петра в Риме. Вновь он использует каждую возможность, чтобы попрактиковаться в уже освоенных и познакомиться с новыми языками.

Для изучения китайского языка он отправляется в Неаполь в колледж иностранной миссии Каподимонте. В 1833 году он назначается на пост главного хранителя Библиотеки Ватикана и советника отдела по исправлению богослужебных книг восточного обряда.

12 февраля 1838 года он становится кардиналом под именем Преосвященного Онофрио Джанколо. Революционные потрясения и кровавые события войны 1848–1849 годов за освобождение Италии от австрийского владычества нанесли тяжкий ущерб его здоровью и оборвали его жизнь. Кардинал Меццофанти умер 15 марта 1849 года. Он был скромно похоронен, и только в 1885 году на его могиле был установлен памятник.

Среди рукописей кардинала Меццофанти, хранящихся в муниципальной и университетской библиотеке Болоньи, есть наброски по сравнительной лингвистике, но развернутых научных работ он не оставил, а его владение языками было скорее интуитивным, чем аналитическим. И все же, его заслуга перед лингвистической наукой неоценима хотя бы тем, что он оставил чрезвычайно впечатляющий и обнадеживающий пример того, чего может добиться человек в освоении языков.

 

 


 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить